Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Strange

И о печальном.

        Иногда бывает так - вспомнишь о каком-нибудь человеке и думаешь - а кстати, где он, что он? Тем более время летит так быстро, что уже и не факт что все живы-то. И бываешь загуглишь, и лучше бы ты этого конечно не делал...

Когда то давно, в детстве, у меня был друг - что называется лучший. Росли мы вместе, не смотря на то, что он был старше, делили все увлечения, книги, игры и секретов не имели друг от друга. Казалось бы - если ты растешь с человеком на одной волне, то и дальше вроде как должно все плюс\минус параллельно идти. Но нет.

Пока были детьми, казалось мы похожи, но стоило уйти во взрослую жизнь... Мы общались кажется года до 2006 или 2008. И до того времени, чувак нигде не проработал и дня т.к. "не хотел работать на дядю за копейки". То есть почти 30-летний чувак, ни дня не работал и имел фантазии в духе "заработать миллион" и при этом, сидел на шее у родителей. Миллион он не заработал, но заработал себе криминальную статью в Украине, за сепаратизм, которую ему влепят, если он из Крыма сунется в Украину. Но самое смешное, что почитав те бредни, что он пишет, он еще и в Крыму статью себе отхватит...

Не скажу что человек был умным, но тут конечно меня очень удивил уровень упоротости. Тупой и пещерный антисемитизм, уровня "все президенты сионистские марионетки", "во всем виноваты евреи" и прочая дичь. То есть такое упоротое дно, что даже не знаю что сказать. Могу конечно предположить, что та единственная баба, что ему дала, оказалась антисемиткой, а учитывая что пациент классический маменькин сынок - он просто нашел себе новую мамку, которая ему промыла мозги. Ну такое.

Короче жаль такое наблюдать. Печально, когда казалось бы (казалось когда-то очень давно) неплохой человек, оказывается тупым и упоротым деградантом. И мне стыдно, что большинство моих детских воспоминаний, связана с таким упоротым уебаном. И можно было бы посоветовать не гуглить старых друзей, но все-таки лучше понимать во что превратились стрые друзья\товарищи, что бы ненароком не отозваться о них хорошо при людях, которые понимают насколько уебанами они стали сейчас.
Strange

2020

         Я не особо верю в приметы, в то что високосный год обязательно плохой, но нельзя не признать - 2020 дал жару всем. Год в который нельзя ничего планировать, год который скорей бы кончился уже. Сколько планов пошло прахом. В этом году мы не смогли сделать весенний сезон ТиЗ - программы с живыми концертами. На работе черти что и ничего не понятно. И в целом вся музыкальная индустрия, украинская, очень очень плохо себя чувствует. Впереди выборы, возможно еще один карантин. Ух! Уж точно не так я представлял себе 2020 год.

         В детстве будущее если и вырисовывалось, то немного фантастическим - а-ля "Гостья из Будущего". Очень захотелось верить, что вокруг будут чистые улицы и светлые люди. то можно будет флипнуть из точки А в точку В и много еще чего. И забавно, что если посмотреть и на улицы и на людей - кроме того, что застроили все что можно домами-скворечниками и что сейчас мода так себе. а лица светлей не стали, то надо признать - фантастическое будущее мы проебали.

         Радует только одно - после тире, будут стоять цифры 202. \203. \ 204. и т.д., кому как повезет. А ведь у скольких людей, даже из тех кого я знал, вторая цифра после тире начиналась на 199. или 200. или 201. . Уже все не так плохо. Продолжаю наблюдения.
Strange

Международный звонок.


Удивительно, но я застал то время, когда городской телефон был роскошью, служба 09 (городская справка телефонов и адресов) казалась чем-то невероятным, а междугородние и уж тем более международные звонки казались фантастикой.

Если 09 и межгород были доступны не выходя из дома, то для международных звонков нужно было идти на телеграф (или как оно там называлось?), заказывать разговор, идти в специальную кабину и там уже поминутно общаться. Помню как сидел, маленький, и ждал пока кто-то из взрослых дождется международного звонка - так себе занятие, но как обычно в детстве - ничего не понятно, но всё очень интересно.

А потом оно всё начало исчезать. Само по себе. Постепенно. Куда делись все те люди которые это обслуживали?

В начале 00-х, у одного друга, который вовремя вкатился в тему IT и уже тогда писал на Java, вознилка необходимость открыть "офис" в Нью-Йорке и заиметь их телефон. Офис был "на бумаге", а телефон был вполне реальным - это была уже ip-телефония. То есть номер был как бы Нью-Йоркский, а трубку можно было поднимать здесь, в Киеве.

Мы собрались выпить и он похвастался своим НЙ номером. А я не мог понять - это как так? А где же вот это вот всё:

"Телефон для меня, как икона,
Телефонная книга — триптих,
Стала телефонистка мадонной,
Расстоянья на миг сократив."

Куда пропали международные кабинки? Девушки которые "в кредит, по талону, предлагали любимых людей"? Я недоверчиво переспросил:

"- Можно позвонить кому угодно в Нью-Йорке?". И он ответил: "- Да, кому хочешь. Хоть пиццу заказать на любой адрес там."

Пиццу я конечно не стал заказывать. А номер у меня один был. Я его записал без особой надежды и понимания - зачем я его записал. Мыслей звонить не было, а телефон кучностью цифр и необычным +кодом казалось прибавлял веса трубке в кармане (хотя старый Алькатель весил и так как кирпич).

Вряд ли родственники в Нью-Йорке ожидали моего звонка. И прямо скажем - не ожидали совсем. А еще я не подумал про часовые пояса... Но благо был выходной везде, у нас вечер, а у них утро (или день, или что там?).

Позвонил. Трубку взял незнакомый голос девушки, моей сестры какой-то там дальности, с которой я переписывался бумажной почтой в моем чистом как слеза детстве. Голос говорил на отличном инглише. Я говорил на обычном руссише. Я попросил позвать "тетю Таню" и голос сказал на ломаном русском - "подождите". Тетя Таня была удивлена звонком, сказала "тебя так хорошо слышно, ты таки в Нью Йорк приехал?". Я с досадой признал что таки не приехал, что-то объяснял про ip-телефонию, потом немного о папе\маме, родственниках, погоде и в целом - всё. Мой первый международных телефонный разговор был коротким и не особо содержательным.

Еще на этапе гудков в трубке, я понял кое-что: понял что международные звонки, как и телеграммы, может быть и не зря были такие сложно доступные. Люди ведь не слали телеграммы просто так. Телеграмма же это было целое событие, нужно было идти на почту, диктовать, слова подбирать, на знаках экономить. И читали телеграммы неспешно, собрано, вдумчиво. А уж междугородка звонки...

И тогда стало понятно, что скоро все это станет окончательно доступно и как только это случится, оно окончательно обесценится. Безусловно, хорошо что случилось, и скайп и вайбер и что угодно. Но потерялась эта магия. Слова стали стоить копейки за тону. Звонки - хоть обзвонись. И контакты и общение стали доступны так, что все время думаешь - да потом, да успею, на че там говорить и так далее. Ушла магия, потерялась ценность телеграм и междугородних и международных звонков.

И теперь уже никто не будет просто так, как Валико в "Мимино" петь в трубку только потому, что "а когда еще по международке пообщаешься с соотечественником из Телави, который живет в Тель-Авиве?"

Dexter_Morgan_Look

И настроение улучшилось..

Одесситы и все те, кто застал в эфире выпуски программы «Маски-шоу», имена и лица участников комик-труппы «Маски» знают наизусть. Яркие и талантливые актеры, сделали очень важную вещь, за которую я (и уверен еще очень-очень много людей) им очень благодарен.

90-е было время тяжелое, депрессивное, хотя лучики надежды и пробивались изредка. И на фоне того, малоприятного времени, одним из самых ярких воспоминаний для меня являются «Маски-шоу».
Мы ждали каждый выпуск, старались не пропустить ни минуты, а потом собирались и обсуждали сюжет и персонажей. И если попадался несчастный, который все-таки выпуск пропустил, то пересказывали как могли, практически «в лицах», сюжет и шутки.
«Маски» стали для многих по-настоящему хорошим антидепрессантом, который оказался в нужное время и в нужном месте.

Подхожу к сути - Александр Постоленко, участник легендарного коллектива «Маски», относительно недавно выпустил книгу «Миру-Смех». Сборник коротких (формата FaceBook постов) рассказов, воспоминаний и историй. Что-то из этих историй я уже читал в его Фейсбуке, что-то для меня новое. Здорово что все эти короткие истории собраны в одну книгу и не нужно рыскать по всему FaceBook’у.

Рассказы разные по объему и содержанию и главное что их объединяет - юмор. Воспоминания автора - то что часто называют "актерские байки", создают приятную атмосферу, в том числе и потому что упоминаемые персонажи это и участники "Масок", и люди довольно знаменитые, да и обычные люди. Проникаешься настроением. А короткие формы не дают скучать и увязнуть в тексте ).

Читаешь и настроение твое улучшается. Оно улучшается иногда вот так, от хорошей книги. Читаешь, а оно — опа — и улучшилось. Настроение ;)

20200416_201624.jpg
Strange

Тоска-печаль

89959093_2944581325601077_2395943322775453696_n.jpg

         С этим вирусом.. Поначалу было интересно - что собственно происходит? Пока оно было в Китае, казалось что до нас не дойдет. Мало ли было всяких экзотических болезней в мире? Когда все закрылось на карантин, то казалось - так даже не плохо, людей мало, можно из дома работать.
         Но оказалось - что одно дело когда ты просто в отпуске и в любой момент можешь выйти в кафешку или сходить по делам и совсем другое дело - когда все закрыто. Когда кроме продуктовых и аптек закрыто все. И не работает метро. Людей на улицах мало. Лишний раз все стараются не выходить из дома. Работа удаленно. И при таких раскладах оно уже совсем не радует, а сильно угнетает.
         А еще становится понятно, что мелкому бизнесу сейчас будет очень туго. И не только мелкому. Будет еще один кризис. И глобальный и локальный. И это тоже не вселяет оптимизма. Но никуда не денешься от этого всего. Пока живем, как то переживем и это.
Strange

Фредди Меркьюри. Подол. Следы. Тоска.


Не люблю я все-таки байопики про ЖЗЛ. За какие-то два часа, перед тобой разворачивают и сворачивают жизнь человека. Обычно это человек известный, яркий и скорее всего мертвый. Потому что про тех кто умер как-то легче что ли снимать, так сказать, постфактум и можно дофантазировать от себя. Да и кто ж про живых снимает фильмы? Бывают конечно исключения, но это уже про тех, которые при жизни по пояс бронзовые ходят и автографы на своих памятниках ставят. Пол МакКартни например.

Поэтому все таки проще снимать про тех кто уже всё. И обычно ты таким людям или симпатизируешь или даже восхищаешься ими. И перед твоими глазами, проходит жизнь этого человека - два часа (а то и полтора) на яркого, талантливого и харизматичного человека. Вот он родился, пошел в школу, а тут он уже вырос, а там первые достижения, а вот он уже звезда, а ближе к титрам его не стало или он дожил до титров, но в них тебе сообщили что он все таки умер.

В два часа впихнули яркую человеческую жизнь. С этим я как-то не согласен. Это получается мою жизнь вообще можно в корометражку вместить, а то и в ролик социальной рекламы (как делать не надо). Нет, с этим я точно не согласен. Но самое то неприятное в этом всем - понимаешь как все скоротечно и начинаешь ощущать тоску. Не за чем-то или кем-то конкретным, а так, в общем.

А что такое тоска в общем? Ну вот был я вчера на Подоле, на набережной. Стоял у перил и смотрел на Днепр. Вода в реке черная, непроглядная и очень тревожно бежит (прям как время). И в этой воде не угадывается ничего, а только глядя на нее, чувствуешь холод, легкую тревогу и тоску. А если посмотреть дальше - пустой зимний пляж и совсем нет людей, разве что одна точка виднеется, на всю эту огромную полосу песка. И от этого тоже становится тоскливо.

И тут я вспоминаю что сейчас-то февраль, хоть теплый, но февраль. А потом я вспоминаю совсем другой февраль, не такой теплый, и со снегом. Было много снега, а я зачем-то гулял на набережной и людей не было совершенно. Передо мной белым листом лежал снег, а я скучно и обыденно рисовал на нем свои следы. Иногда где-то попадалась короткая цепочка чужих следов, но в основном, я был первооткрывателем этой белоснежной пустыни. В наушниках играл Робби Уильямс, в термокружке было теплое вино и я шел куда-то, бесцельно, не думая особо ни о чем. Зачарованный тем, что на какой то короткий миг, я стал тем, кто оставляет на чистых снежных полотнах свои следы (не знаю кем ощущал себя больше - художником или шкодливым котом, который после грязной улицы начал топтаться по белоснежкой кровати). Река почти замерзла, а там где были промоины, плавали птицы - утки, и вода была такая же непроглядная и тревожная. Правда их это не особо тревожило.

И вот когда я совсем куда то далеко зашел. Оглянулся. И все что я увидел - одинокая цепочка следов, моих следов. Ветер и легкий снег их понемногу заметали и поэтому они были уже не такие острые и четкие, а становились все больше бесформенными, неглубокими, округлыми, как не заправленная с утра кровать. И чем дальше были следы, тем больше они были бесформенными и неглубокими. А вокруг - все белое, река во льду, вода непроглядная, деревья голые и твои следы заметает ветер и снег. И следы твои единственные во всем этой пейзаже что выделяется. И вот это уже совсем тоскливо. Тут такая тоска накатывает, что начинаешь ускорять шаг и хочется поскорее туда где люди, что бы слиться с толпой и не ощущать эту тоску. Потому что в жизни оно так же, однажды все заметет снегом или порастет травой, ветер сотрет черты с фото и вряд ли найдется два часа кинопленки или хотя бы совсем немного на короткометражку.

Короче не люблю я вообще смотреть все эти байопики про ЖЗЛ. И потому что два часа и потому что следы и снег и ветер и вода тревожная и потому что от всего этого тоскливо. А хуже тоски наверно и нет ничего. Ах, да, я же уток там покормил и даже их сфотографировал, правда не помню остались ли фото.

P.S. Забыл сказать - "Богемскую Рапсодию" посмотрел. Попалась под руку.
Strange

Имя.

        Я конечно привык уже ко всякому разнообразию, но привык не окончательно и таки некоторые вещи цепляют ухо.
На эскалаторе, ехала тетя в шубе па-багатому и разговаривала по телефону. Донёсся обрывок диалога:

- ...Онуфрий приедет и заберет ....

Онуфрий. Сомнений быть не могло. Онуфрий. Где то в городе, в чистом уме и светлой памяти, орудует человек по имени Онуфрий. Ездит что-то забирает. Онуфрий - при этом не церковный служащий. А у кого то будет или уже есть отчество Онуфриевич или Онуфриевна.

Жуть какая-то.

И вроде бы ничего тут такого - ну подумаешь имя как имя. При чем имени этому уже под тыщу лет, а то и больше. Но блэт, я не понимаю - зачем так называть людей? Уж лучше б номера что ли присваивали.
Jack_Torrance_drink

Shoebox или рецепт для памяти.


        Когда то давно, я где-то слышал что американские индейцы хранили свои воспоминания с помощью запахов. Это казалось логичным, но сам механизм не был понятен. Ведь даже сейчас, в герметичной упаковке, со временем запах выветривается. Что уж говорить об индейцах с их глиняными горшками.

        Оказалось все намного интереснее. Ведь не запихнуть в горшок запах хорошего вечера, красивого восхода или удачной охоты. Запах первой любви. Или не первой. Так вот для всего этого, они делали запах-снимок. Носили с собой бутылочку с определенным ароматом внутри и когда случался ТОТ момент , то старались запомнить его, открывали бутылочку и нюхали ее содержимое. Навсегда связывая определенное событие с определенным запахом. Как просто и гениально. Это не та выставка горшков с запахами и этикетками, которые я себе напредставлял.

        И стало интересно - а как сейчас люди хранят воспоминания? Раньше это были альбомы с фотографиями. Кадров на пленке было всего 36 и каждый кадр требовал определенного момента или события. Просто так было глупо тратить пленку, ведь потом ее еще проявлять. И получалось с одной пленки фотографий 15-20 хороших. И вклеивали их потом в альбомы и эти альбомы хранили и что самое страшное - доставали и показывали гостям. И ходили люди в гости друг другу и страдали рассматривая чужие фото и слушая длинные пояснения к ним.

        А еще были такие коробки, в которых хранили открытки и телеграммы. Говорили что их хранили что бы "не потерять почтовый адрес", но на самом деле конечно же потому что было приятно. Не забыли. Поздравили. И напоминали все эти штуки о днях былых и празднествах веселых.

        Когда появились цифровые фото и уж тем более соц сети и всякие инстаграмы, то фото вдруг как то обесценились. Хоть тысячу фото сними, а потом смотришь на них и ничего. Не цепляет. И почта стала электронной.

        В кантри песнях, нет - нет да да и вспомнят про old shoebox. Я когда первый раз услышал, то никак не мог понять по тексту, зачем они достают коробку из под обуви, сидят перед ней и смотрят. Оказалось что я и сам являюсь владельцем такой штуки. Это когда ты оставляешь с памятных моментов какие-либо мелочи. Билет с концерта или фильма который произвел впечатление. Первый гитарный медиатор. Монетку в 25 центов, первая которую тебе дали на сдачу в Чикаго. Милый подарок-безделушку на ДР. И прочее и прочее и прочее. И когда открываешь такую shoebox, то комната оживает, приятные тени прошлого бегут по стенам. Давно забытые голоса и люди ушедшие возникают перед глазами. Даже запахи вкусы из тех событий начинают ощущаться. А потом закрываешь и все исчезает.

        И разве способны инстаграмы и соц сети сохранить это все так? Что бы не просто запечатлеть, а чтобы почувствовать. Может я старомодный. А может еще даже где-то немного индеец.
Sweeney_Todd

История ослика Иа или как я не стал художником.

В те давние времена, когда Солнце было богом, а мамонт бегал ядреный, налитой, жизнь свела меня с интересным человеком.

На тот момент, мы одновременно выпали в осадок, в глубоком чане жизни и как нетипичные представители киевского "дна" просто не могли не сойтись друг с другом. В нашем оупен спейсе, его сложно было не заметить - он бросался в глаза как белый голубиный "налет" на свежевымытом памятнике вождю пролетариата. Среди разношерстной публики нашего "офиса", живой и активной, с шутками за триста, он был как лермонтовский парусник в безбрежном океане жизни - тихий, грустный и поэтический.

Большие грустные глаза и бородка с претензией на богемность. Все свое свободное или даже правильней сказать - доступное время, он проводил в мире фантазий, драконов, красавиц и прочих атрибутов бурной фантазии. Но самое главное - он все время рисовал. В ход шло все, что могло стать полотном и что могло оставить на этом полотне след. Обрывки бумаг, огрызки карандашей, уголек, даже просто обугленная спичка. А еще - генератор случайных рисунков - это когда обмакивают поролон или тряпку в краску и оставляют на ней отпечаток, а потом оставленный след превращается в рисунок.

Когда я познакомился с ним, то оказалось что это меланхолик в чистейшем виде. Настолько чистом, что в Парижской палате мер и весов, уже подготовили для него место с именем и фамилией и надписью "Меланхолик. 100% чистота. Исчезающий вид". В ответе на любой вопрос, сквозила меланхолия.
- Привет, как дела?
- Оооохх - вырывался глубокий вздох, - даже не знаю. И погода что то не та, и вообще.
Он не был нытиком, но человек живущий в ярком мире своего воображения, просто не способен приноровиться к скучной и серой реальности.

Когда то давно я пытался рисовать. Робкие попытки выдавить из себя внутреннего Ван Гога, хранились в каких то старых блокнотах, стыдливо, на последних листках. Но после того, как я увидел как он рисует. Блокноты были уничтожены. Робкий, меланхоличный парень, был художником от природы. У него не было ораторских качеств, он не был душой компании, но когда он мог свободно по памяти нарисовать портрет человека, которого видел пару раз, это вызывало восхищение.

Странно, но старые контакты тех лет, мне казались утраченными насовсем. И лишь недавно, случайно вспомнив о нем, я подумал о силе интернета и нашел его. Писать не стал, но посмотрел его работы. Очень хорошо. Наверно это страшно, когда жизнь дает тебе только одно призвание и попытайся вырваться за его рамки - все время будешь чувствовать себя не в своей тарелке. Встретив его, этого грустного ослика Иа, я очень точно для себя понял - рисовать мне не стоит никогда. И все мои художественные поползновения, стоит остановить лишь на любовании репродукцией Ван Гога "Вороны над пшеничным полем".

Наверно именно для этого жизнь нас и сводит с такими людьми. Отсекая все лишнее и подталкивая в нужном направлении.


Strange

Снится небу снег

        Все как обычно. Снег. И город в пробках. Люди с лопатами расчищают дорожки - коммунальщики на участках, персонал около магазинов. Каждый раз зима в город приходит ВНЕЗАПНО и оказывается что к ней все были готовы, но как то не очень. Громкие заявления о том что город не чистят, с одной стороны, громкие заявления о том что город чистят, с другой стороны.

       Жаль что намело и наметет еще. И будет потом долго таять. И может даже островки снега, будут еще долго лежать под мартовским солнцем, на сером асфальте и черной земле оголившихся цветочных клумб.

       В детстве снег это всегда снежки, санки, снеговики. Это выскочить на перемене из класса, не накинув куртки. Побелевшими и непослушными руками лепить снежки. Обязательно чуть чуть снега попадет за шиворот. После школы или быстрее прибежать домой бросить портфель и на улицу или наоборот подольше идти после школы домой.

       А когда взрослеешь. Снег это пробки на дорогах. Мокрые следы от обуви на ковролине и паркете. Следы от соли на обуви. Мысли о том, какую одежду купить что бы комфортно и не холодно. Желание не выходить никуда без лишней необходимости.

       Сначала ты рад любой погоде и бежишь природе навстречу, а потом - прячешься от нее и не можешь найти комфортное состояние при почти любой погоде.

       Календарь медленно ползет к весне, а пока снится небу снег.