?

Log in

No account? Create an account
Hannibal Lector
31 July 2018 @ 03:48 pm

         Фильм "Лето", можно назвать долгожданной премьерой. Я очень надеялся на то, что не смотря на скепсис, скандалы и откровенно-разгромную критику, фильм все же будет достаточно "съедобен". Так часто случается, что хорошие картины критики разносят в пух и прах. Но нет. Фильм действительно очень плохой.
        Мне очень хотелось окунуться в атмосферу того времени, отголоски которого, мне удалось застать. Квартирники, гитары, дешевое пойло и очень честные, хоть и часто довольно примитивные, тексты и мелодии. Но вместо этого, авторы решили развернуть любовную линию. Сюжет довольно скомканый. С персонажами совсем беда - Майк какой то помороженный звезда рок-н-рола, который все время пытается свести свою жену с Цоем и сам же от этого страдает. Цой выглядит тупым чурбаном - такое себе ходячее полено, по которому нужно стучать что бы дошло. Жену Майка сыграла очень красивая девушка - это пожалуй единственный плюс. Еще более менее выглядит хорошо эпизодический БГ, но видимо потому и выглядит хорошо, что эпизодически появляется.
        Единственный, самый удачный персонаж - это Скептик. Маниакальный, кричащий в лицо Майку - это все хуйня, устраивающий драку в электричке и т.д. Конечно ничего этого не было. Но персонаж яркий. Я бы его вообще вынес бы куда нибудь в отдельный фильм.
         В остальном - жаль что первый и единственный, пока что, худ. фильм о Цое, оказался крайне унылым. Тему атмосферы не раскрыли. Многих персонажей не показали. Короче не зачет.
Tags: ,
 
 
Hannibal Lector
30 July 2018 @ 02:34 pm

         Липкая жара на улице. Сказалась неделя дождей и вчерашний дождь. Говорят выпала месячная норма осадков, но по себе я чувствую что из меня вышла годовая норма пота. Вода парит в воздухе и даже если ты ничего не делаешь, то становишься влажным. Теперь я точно знаю, что не хотел бы жить в какой нибудь Флориде или где там жара и адская влажность?
         На гитаре начали ржаветь струны. Обычная история для сезона дождей. Совсем нет ни времени, ни желания эту ржавчину смахнуть. Может потом, как нибудь.
        И ролики совсем забросил. Хотя недавно, был на ролледроме и почувствовал как это здорово скользить по гладкому полу и проноситься на скорости мимо ходящих у бортика. Зато у велосипеда звездный час. И хотя я все еще езжу очень осторожно и предпочитаю сложные участки не проезжать, а проходить, но внезапно, оказалось что можно на несколько часов потеряться в городе. Проезжать по улицам, на которые вряд ли бы ноги и дела занесли. А потом сидеть в парке на лавочке или на обзорной площадке и уперев подбородок в седло, лениво рассматривать прохожих, наблюдать за тем, как дворники расчищают газоны от прошлогодней травы, да и просто сидеть на солнце и ничего не делать.
        Лето всегда летит быстро. И каждый раз, когда хочется его немного притормозить, поставить на паузу, вдруг находятся важные и даже интересные дела и целые недели пролетают как дни.
 
 
 
Hannibal Lector
19 July 2018 @ 01:04 pm
       «А я, деточка, снов не смотрю, в последнее время такое дерьмо показывают» - отшутился в одном интервью Армен Джигарханян.


        Я тогда был юн и наивен и подумал - "Вот здорово, взял и не смотрит сны, а тут как приснится чушь какая-то". Почему-то о том, что сны дело не добровольное, я тогда не подумал. А сны дело не добровольное. И даже более того, перефразируя мать Форреста Гампа - "Сны как коробка шоколадных конфет: никогда не знаешь, какая начинка тебе попадётся".

        Конечно самые безобидные и даже местами забавные - это сны ни о чем, бредовые. В духе шел в лес за мороженным, встретил Горбачева и понял что ты белка и тебе нужно срочно написать диссертацию на тему уборки сыра в полях Арктики. Такие сны выветриваются сразу.

        Очень не люблю состояние, когда ты спал, при чем очень тревожно, и еще во сне немного подергивался, как собаки дергают лапами, а потом то ли во сне, то ли наяву что то кааааааак упало, как загромыхало. И ты моментально, даже не проснувшись толком, вскочил, при чем вскочил сразу на ноги, в полный рост и даже еще что то успел прихватить с тумбочки пока вскакивал и готов отражать атаки непонятно кого. И стоишь в темноте, тихо, спокойно и только сверчки. Насмехаются.

        Но самые выматывающие - это сны когда от кого то убегаешь. Не всегда понятно от кого и куда, но всегда очень ясно  - бежишь ужасно медленно. Тратишь кучу сил и стоишь на месте. И тогда начинаешь бежать по-собачьи - помогая себе руками. И дело вроде ладится. И вот так набегаешься за ночь, а потом утром просыпаешься и думаешь - ну и что это такое было? Почему нельзя было сразу - заснул, увидел что там эти, которые гонятся, и ты им такой - "Спасибо ребята, я сегодня не в настроении, давайте тут как то без меня развлекайтесь, а я пойду". И проснулся. Но так не бывает. Обязательно бегаешь всю ночь, а потом, утром, чувствуешь как будто на тебе всю ночь черти ездили.

        А самые обидные сны - это когда снилось что то хорошее, ну там ужин вкусный или Натали Портман решила лично тебе рассказать о своем новом фильме или не о фильме. И ты только настроился, только приготовился и тут бац, говоришь - я ща пойду руки быстро помою и приду. И проснулся. И вот к чему это было? Какого хрена ты такой культурный, руки он пошел мыть. В жизни бы наверняка бы что то со стола отщипнул, сербнул бы винца или с Портман бы и с грязными руками пообщался, ну на края вместе бы пошли мыть, а тут такая лажа. И тогда просыпаешься, и идешь делаешь все дела и руки моешь, ну что бы уже наверняка. Ложишься спать, только приготовился, только настроился на нужный лад. Заснул. А там эти, которые гонятся. И ты с чистыми руками, опять от них по-собачьи, да по немытым дорогам и вот это вот все. А им же не скажешь. Эх..

        Вот поэтому хотелось бы мне эту опцию, под названием сны, отключить. И пусть они там сами как то, без меня, развлекаются.
 
 
Current Mood: sleepysleepy
 
 
Hannibal Lector

        Нашел старый список контактов. Просматривая, напротив одного имени - зачеркнутый телефон и надпись умер. Вспомнил как вычеркнул и написал это, когда контакт выбыл навсегда. А сейчас в этом списке новое пополнение и снова нужно было бы взять карандаш. Но потом думаешь - пусть будет как есть, просто как память. А что до телефона, то удалять из телефонной книги контакты, как то странно и рука не поднимается.

         Странно удалять из телефонной книги контакты. Сначала как будто шутя. А потом вдруг звонок? И голос твой сонный скажет - кто это? Притворишься что не узнал. Будешь басить - вам кого? И шутки про "будешь богатым". И снова запишешь, но уже как то забавно. Если контакт позвонит.

        Странно удалять из телефонной книги контакты. Номер, единый и цельный, рассыпается в вереницу цифр. Без смысла. Обломки восьмерок, пятерок, где-то ноль и единица. Вместе уже никак не собрать. То что было когда-то единым, осмысленным. В памяти цифры сотрутся. Свой номер бы не забыть.

        Странно удалять из телефонной книги контакты. Даже когда знаешь что на том конце, некому взять трубку. В худшем случае. Абонент не доступен, вне зоны. Забудьте. Возможно и так - чей-то голос чужой и холодный, может сказать - здесь таких нет. Извините. Или голос знакомый, скажет - вам здесь не рады. Тоже бывает. Не самый худший вариант событий.

        Странно удалять из телефонной книги контакты. Листаешь в поисках нужного и натыкаешься на тех кого нет. Кто теперь вечно вне зоны. И никак нельзя удалить. Рука не поднимется. Как будто альбом с гербариями, где каждый листочек о чем то память. И вытащив один из кармашка, останется место пустое. Которое нечем закрыть. И лист выскользнет из ладони и тихо упорхнет куда то под софу. И смысла нет доставать. И каждый из нас, придет время, желтым листом упорхнет из ладони. Кто-то раньше. Кто-то позже. Успеть бы побольше и пусть будет что будет. Пока поживем.
 
 
 
Hannibal Lector

        Когда заканчиваешь какую то сложную и важную работу, то первое чувство которое приходит - полный chill out. Затем накатывает усталость и хочется ничего не делать воооооооообще. Ну а потом начинаешь даже немного скучать по тому ритму в котором работал, хотя повторять не особо хочется.

Ночью мне снилась музыка и плей листы. Много музыки и вся она мне не нравилась. Где то на заднем фоне, играла заезженная пластинка с Jay Jay Johanson. Он козлиным фальцетом пел всего одну строчку - I Believe In You, игла соскакивала и строчка повторялась раз за разом.

Утром, идя по Яр. Валу и наблюдая тот ремонт дороги, который сделали к ЛЧ, я думал что было бы неплохо, написать мэру развернутое письмо на тему того, что не хорошо оставлять торчащие люки на такой дороге. Я раньше не знал и не видел что на Яр Валу столько канализационных люков, но когда сняли старый асфальт, а потом положили новый, то оказалось что они на каждом шагу и теперь торчат из под земли.

И пока я шел и думал об этом, на встречу мне шел мэр. Кличко. Он был в клетчатой рубашке с длинным рукавом и надвинутой на лицо кепке. Прохожие не обращали на него внимания или просто не узнавали его. Хотя человека с таким ростом сложно не заметить. Кажется он был очень доволен своей "маскировкой" и что его никто не узнает. Шел куда то в сторону улицы Франка. И я понял, что никому, ничего писать не нужно.

На прорезной, все еще стоит запах цветения кустов с белыми цветами. Это именно тот запах, который ассоциируется с детством, концом учебного года и началом трехмесячных каникул. Запах радости.

Фан зону на Крещатике, уже почти разобрали. Картина выглядит унылой. Как когда заканчивается новый год и начинают разбирать елку. Люди спешат по своим делам и больше нет атмосферы праздника.

Не смотря на обещания похолодания, на улице очень жарко. Шел, пил неважный кофе из безликого стаканчика и капли пота, одинокими холодными муравьями бежали по спине.

Как же все таки лень в такую погоду идти на работу, да и куда бы там ни было. Вторник.

 
 
 
Hannibal Lector

        Когда то давно, я где-то слышал что американские индейцы хранили свои воспоминания с помощью запахов. Это казалось логичным, но сам механизм не был понятен. Ведь даже сейчас, в герметичной упаковке, со временем запах выветривается. Что уж говорить об индейцах с их глиняными горшками.

        Оказалось все намного интереснее. Ведь не запихнуть в горшок запах хорошего вечера, красивого восхода или удачной охоты. Запах первой любви. Или не первой. Так вот для всего этого, они делали запах-снимок. Носили с собой бутылочку с определенным ароматом внутри и когда случался ТОТ момент , то старались запомнить его, открывали бутылочку и нюхали ее содержимое. Навсегда связывая определенное событие с определенным запахом. Как просто и гениально. Это не та выставка горшков с запахами и этикетками, которые я себе напредставлял.

        И стало интересно - а как сейчас люди хранят воспоминания? Раньше это были альбомы с фотографиями. Кадров на пленке было всего 36 и каждый кадр требовал определенного момента или события. Просто так было глупо тратить пленку, ведь потом ее еще проявлять. И получалось с одной пленки фотографий 15-20 хороших. И вклеивали их потом в альбомы и эти альбомы хранили и что самое страшное - доставали и показывали гостям. И ходили люди в гости друг другу и страдали рассматривая чужие фото и слушая длинные пояснения к ним.

        А еще были такие коробки, в которых хранили открытки и телеграммы. Говорили что их хранили что бы "не потерять почтовый адрес", но на самом деле конечно же потому что было приятно. Не забыли. Поздравили. И напоминали все эти штуки о днях былых и празднествах веселых.

        Когда появились цифровые фото и уж тем более соц сети и всякие инстаграмы, то фото вдруг как то обесценились. Хоть тысячу фото сними, а потом смотришь на них и ничего. Не цепляет. И почта стала электронной.

        В кантри песнях, нет - нет да да и вспомнят про old shoebox. Я когда первый раз услышал, то никак не мог понять по тексту, зачем они достают коробку из под обуви, сидят перед ней и смотрят. Оказалось что я и сам являюсь владельцем такой штуки. Это когда ты оставляешь с памятных моментов какие-либо мелочи. Билет с концерта или фильма который произвел впечатление. Первый гитарный медиатор. Монетку в 25 центов, первая которую тебе дали на сдачу в Чикаго. Милый подарок-безделушку на ДР. И прочее и прочее и прочее. И когда открываешь такую shoebox, то комната оживает, приятные тени прошлого бегут по стенам. Давно забытые голоса и люди ушедшие возникают перед глазами. Даже запахи вкусы из тех событий начинают ощущаться. А потом закрываешь и все исчезает.

        И разве способны инстаграмы и соц сети сохранить это все так? Что бы не просто запечатлеть, а чтобы почувствовать. Может я старомодный. А может еще даже где-то немного индеец.
 
 
 
Hannibal Lector
12 March 2018 @ 12:32 am
         Начал как то более остро чувствовать нехватку времени. Две работы, разнообразные обязанности, что то нужно придумать, что то находить, что то создавать. Здорово и интересно.
         Но я вот задумался над тем, а как оно лучше - когда у тебя много времени и ты можешь заниматься какими то своими делами, неспешно. Или когда у тебя куча всего и ты находишь время еще и для чего то своего и это уже как роскошь.
         Вроде бы и здорово когда много работы и нет времени раскисать и думать о всяком и вообще нет времени на все остальное. А с другой стороны, так ведь и жизнь вся пролетит. А с третьей стороны - а может и пес с ним со всем.

 
 
Hannibal Lector
01 March 2018 @ 01:54 pm

Первое марта. За окном - метель. Выходишь из дома - плетешься. Как в школу. Переваливаешься с ноги на ногу. Метет. И все серчал я на свой капюшон пальто, который на глаза постоянно заваливается. А тут и пригодился он. Упал на глаза и бредешь себе по белой улице и глядишь откуда то из глубины, как из пещеры. И видно только ноги свои, да еще впереди немного обзора..

Брел по делам и вроде везде нужно успеть и много чего сделать, да ноги несут в другую сторону. Прошел по центу, а там - коммунальщики снег убирают, смеются, друг друга подначивают. Люди те бегут лишь бы быстрее добраться, а этим то что - хочешь не хочешь на морозе работать.

А в ботаническом саду, тропинки замело. Бежит девушка с хаской. И так собаке все ладно и хорошо. Иные собаки от снега как от кипятка лапы отдергивают. А этой хоть бы что, ныряет в самые глубокие сугробы. И кажется ей что не собака она вовсе, а полярный волк.

А там, чуть поодаль, где людей совсем нет и тропинки уж совсем некому чистить, ниточка тонкая следов в глубоком снегу. И на круглой смотровой площадке, у дерева стоит пожилая женщина с кулечком орехов. И если подойти поближе, то видно что стоит не просто так. По всех сторон ее белки обступили. Четыре штуки, сначала топтались вокруг, да устали в снегу вязнуть и на дерево влезли. Открыла она пакет и давай их кормить.

Белки обычно пуганные, а тут как ручные. Берут с рук, не стесняются.По стволу дерева гоняют друг друга, та что понаглее, тем что помоложе разгон дает - мол, куда без очереди прешь, по старшинству. И играют они, дерутся, бегают по стволу дерева вокруг, как будто по земле. А старушка довольная, смеется и заливается смехом. И такой это смех настоящий и искренний. И смеется не от того что белки потешные, а от того что именно в этот момент, она чувствует счастье. То самое счастье, которые чувствует ребенок, когда выбегает на снег или когда ему дали погладить щенка красивого. И не старушка это уже вовсе, а ребенок. И ушли мигом все годы прожитые и горести. И забылось разом все серое и плохое и пенсия маленькая и зарплаты растущие и бардак. И остались только эти белки.

Потоптался я рядом, перекинулся парой слов. И уж идти собрался, да вспомнил что у меня в кармане вафля из макдональдса есть. И только в карман полез, как синички, начали вокруг кружить и зависать возле меня в воздухе. Достал, покрошил на перчатку и пока думал куда бы высыпать, те что попроворнее, сели на руку - невесомые, схватят кусочек и отлетают. Вытянул руку и начали они по очереди подлетать и садиться на руку. Возьмет - отлетит. И белка тут как тут нарисовалась. Спустилась, лапкой подзывает - мол, чего ты мелочь эту кормишь, им то проще - крылья есть, а мне тут под сугробами заначки свои и не найти. Поднес ей руку - думал убежит. Не убегает, лапой поближе подвинула. Понюхала. Посмотрела с укоризной - всякий дураков видела, но таких что бы белок вафлями кормили.... Но взяла.

А поди нее возьми. Кругом сугробы и иди найди что там прятали осенью. Хоть весь парк перерой, не факт что найдешь. Взяла кусочек, отошла пожевала. Синицы тоже не терялись, по очереди подлетали. Белка вернулась и так они дружно, все что было на рукавице и перетаскали. И хотел было их сфотографировать, да батарея на морозе села.

И так мне эти белки потешные в душу запали, что хоть месяц ты теперь мети. Лишь бы можно было еще придти да синиц с белками с руки покормить. И знаю что придут еще люди и будут кормить и будут так же счастливо улыбаться и будут они витать в своих, неведомых мне субстанциях счастья.

 
 
 
Hannibal Lector
В те давние времена, когда Солнце было богом, а мамонт бегал ядреный, налитой, жизнь свела меня с интересным человеком.

На тот момент, мы одновременно выпали в осадок, в глубоком чане жизни и как нетипичные представители киевского "дна" просто не могли не сойтись друг с другом. В нашем оупен спейсе, его сложно было не заметить - он бросался в глаза как белый голубиный "налет" на свежевымытом памятнике вождю пролетариата. Среди разношерстной публики нашего "офиса", живой и активной, с шутками за триста, он был как лермонтовский парусник в безбрежном океане жизни - тихий, грустный и поэтический.

Большие грустные глаза и бородка с претензией на богемность. Все свое свободное или даже правильней сказать - доступное время, он проводил в мире фантазий, драконов, красавиц и прочих атрибутов бурной фантазии. Но самое главное - он все время рисовал. В ход шло все, что могло стать полотном и что могло оставить на этом полотне след. Обрывки бумаг, огрызки карандашей, уголек, даже просто обугленная спичка. А еще - генератор случайных рисунков - это когда обмакивают поролон или тряпку в краску и оставляют на ней отпечаток, а потом оставленный след превращается в рисунок.

Когда я познакомился с ним, то оказалось что это меланхолик в чистейшем виде. Настолько чистом, что в Парижской палате мер и весов, уже подготовили для него место с именем и фамилией и надписью "Меланхолик. 100% чистота. Исчезающий вид". В ответе на любой вопрос, сквозила меланхолия.
- Привет, как дела?
- Оооохх - вырывался глубокий вздох, - даже не знаю. И погода что то не та, и вообще.
Он не был нытиком, но человек живущий в ярком мире своего воображения, просто не способен приноровиться к скучной и серой реальности.

Когда то давно я пытался рисовать. Робкие попытки выдавить из себя внутреннего Ван Гога, хранились в каких то старых блокнотах, стыдливо, на последних листках. Но после того, как я увидел как он рисует. Блокноты были уничтожены. Робкий, меланхоличный парень, был художником от природы. У него не было ораторских качеств, он не был душой компании, но когда он мог свободно по памяти нарисовать портрет человека, которого видел пару раз, это вызывало восхищение.

Странно, но старые контакты тех лет, мне казались утраченными насовсем. И лишь недавно, случайно вспомнив о нем, я подумал о силе интернета и нашел его. Писать не стал, но посмотрел его работы. Очень хорошо. Наверно это страшно, когда жизнь дает тебе только одно призвание и попытайся вырваться за его рамки - все время будешь чувствовать себя не в своей тарелке. Встретив его, этого грустного ослика Иа, я очень точно для себя понял - рисовать мне не стоит никогда. И все мои художественные поползновения, стоит остановить лишь на любовании репродукцией Ван Гога "Вороны над пшеничным полем".

Наверно именно для этого жизнь нас и сводит с такими людьми. Отсекая все лишнее и подталкивая в нужном направлении.


 
 
Hannibal Lector
23 January 2018 @ 03:40 pm

В воскресенье, -надцатого январьбря, просыпаешься утром и понимаешь что день тебе определенно не нравится. Ну потому что холодно, до весны далеко, куча дел которые нужно сделать и завтра еще и на работу. Ну то есть в принципе нравится тут нечему. Особый цинизм зимних выходных в том, что сидеть дома скучно, выходить на улицу бесполезно и крайне лениво. И сидишь ты в такой день и приунываешь. А потом, уже ближе к концу дня приуныл окончательно.

И тогда ты вспоминаешь что у тебя есть бутылка вина. Все текущие дела автоматически теряют ценность и переносятся на завтра. В виду резко обозначившейся бренности бытия. И под музыку давно забытых шаманов - кумиров первых магнитофонов, периода полового созревания, начинается процесс поиска утраченного смысла.

И через какое то время, становится понятно, что вообще то и погода ничего. И дела нормально. А потом еще усугубил, посмотрел на себя в отражении - молодец. Ну не дать ни взять - молодец. И как то чем ближе к дну, тем возвышеннее становишься в собственных глазах. Быстро перебрал список достижений за неделю. Список получился не внушительный. Но хоть что то. Вспомнил как даже удачно пошутил недавно. Правда про себя и уже не вспомнить о чем. Но кажется было смешно. А потом уже стало совсем хорошо и стало ясно - завтра, с самого раннего утра, не то что встанешь - воскреснешь с кровати, как Дракула из гроба. И сразу за гимнастику, как на старых советских плакатах. А потом холодный душ. И весело насвистывая и даря всем улыбки, помчишься на работу. А там будешь так работать, что вообще еще не понятно почему тебя не представили к национальной премии человек года, как минимум.

Но утром ты действительно не просыпаешься, а пытаешься воскреснуть, но не как Дракула, а скорее как Франкенштейн. Выглядишь примерно так же. И с этими вот следами, которые остаются когда спал как убитый, а потом у тебя рисунки всех складок подушки и одеяла на лице и на теле, плетешься в ванну. Там долго сидишь под горячим душем. Плетешься на кухню. Впихиваешь в себя набор еды под названием "Завтрак". И этот понедельник и вся последующая неделя, кажутся Эверестом, на который надо взобраться. Вскарабкаться. И допиваешь свой утренний кофе и выходишь в открытый космос внешнего мира. Let the bullshit begin!

Во вторник, начинаешь с надеждой посматривать на календарь - ну вдруг там что то не учли, забыли, просмотрели и сегодня четверг, а еще лучше пятница. Но там не забывают. Рабочий день, заботливо качает тебя на своих руках, готовый по окончанию, передать тебя в не менее заботливые руки спорт зала. Организм робко протестует против таких миграций, но режим есть режим.

Среда это экватор недели. Осознание этого факта, почему делает так, что начинаешь откладывать дела на завтра. Экватор же, много времени еще.

Четверг это маленькая пятница. Сизиф катил свой камень и вершина близится, поэтому можно даже немного выдохнуть. Дела отложенные вчера на завтра, автоматически переносятся в папку - обязательно сделаю. Завтра. День проходит под отрешенным девизом - да пошло оно все. Спорт зал, укоризненно напоминает своим абонементом о своем существовании. Что бы не расслаблялся.

Пятница. Пришел на работу с чувством грядущих выходных. Пьешь кофе и радуешься даже не слишком оптимистичному виду из окна. Но ровно до тех пор, пока сизифов камень дел, бережно установленный на самой верхушке горы, не начинает с диким грохотом сходящей лавины, стремительно нестись на тебя. И когда ты сделал все и ровно в тот момент. когда ты уходя гасишь свет и закрываешь двери кабинета, ровно в этот момент, начинаются выходные. А за ними будет снова неделя и очередное восхождение на Эверест будничных дел.

Так и получается, что жизнь состоит из оторванных листков календаря. Взлетов и падений. Ожиданий чего то. Волн радости и расходящихся по воде кругов печали. И хоть каждый день имеет свой предустановленный шаблон, но даже при этом, всегда есть время для маленьких радостей и лирических отступлений.